Смысл и запоминание

Четверг, Май 2, 2019, 2:18 | Русский язык | 179 просм. | Нет комментариев

Когда я училась в школе, окружающие изумлялись моей феноменальной памяти. Хотя на самом деле память у меня всегда была самая обыкновенная. Просто я учила материал, долго и упорно, а остальные — нет. Ну, и какие-то врожденные данные, наверно, тоже помогали.

Одно из них — способность создавать собственные мнемонические правила, на основе образов, причем такими образами лично для меня может быть и «внешний вид» слова, хотя сам по себе он, может, ни о чем не говорит.

Сложнее с разучиванием песен на неизвестных языках. Для облегчения задачи я первым делом нахожу подстрочник, ибо без смысла заучивать бесполезно. Это помогает, даже если не знаешь значения отдельных слов. Огромным подспорьем является знание хотя бы некоторых слов в тексте — они становятся опорными, этакими «верстами», и, заучивая текст, как бы двигаешься от одной к версты к другой, учишь куски между ними. И тут тоже зрительный образ включается: память о том, в каком месте страницы была та или иная фраза, как она выглядела (а значит, и как читается) — тоже в известном смысле опора.

В общем, и для этой сложной задачи можно найти решение.

Но настоящей сложностью для меня оказалось учить русские тексты, в которых я при всем желании не могу уловить смысла, а образное мышление, некстати включаясь, не только не помогает запоминанию, а просто взрывает мозг из-за несоответствия с логикой и вообще здравым смыслом. Таков, например, Блок.

Внезапно таким для меня стал текст популярной песни, которую захотела выучить. Не дается она мне упорно! Хотя красивая мелодия, на которую положен этот текст, мотивирует.

Автор этого текста — П. Жагун, на эти слова Игорь Николаев написал в далеком 1989 году песню, а сейчас она обрела второе дыхание благодаря певице Севаре.

Вот этот текст. Сложные места выделены жирным. В квадратных скобках — мои комментарии.

* * * * *

Там нет меня, где на песке не пролегли твои следы,
Где птица белая в тоске кричит у пенистой воды.
Я только там, где звук дрожит у губ желанной пристани,
[У меня не получается представить пристань с губами и вообразить, что это кошмарище может быть желанным! Набор слов.
И это еще не все. Рядом с губастой пристанью почему-то дрожит звук неизвестно чего.]

И где глаза твои — стрижи скользят по небу пристально.
[Представить лицо со стрижами вместо глаз мой мозг отказывается наотрез, как я его ни уговариваю, что надо. Тем более что эти стрижи с лица срываются и начинают скользить по небу. Ну, ОК, это не стрижи, а глаза, они как стрижи и они… скользят по небу! Как??? Взгляд может скользить, глазами можно скользить, но глаза, скользящие по небу… Да еще пристально! Либо ты скользишь глазами по чему-либо, либо смотришь пристально — это противоположные понятия!
Фух. У меня уже голова начинает болеть.]

Там нет меня, где дым полоской затуманит белый день,
[Узенькая полоска дыма затуманит белый день? Да ладно вам!
Кстати, современные исполнители, включая Севару, поют: «Где дым волос не затуманит белый день», совершенно не смущаясь повышением градуса бредовости. Во-первых, зачем придумывать дополнительную ахинею, если смысл и так на костылях ковыляет, а во-вторых, «дым волос», видать, еще понятнее всё делает, ага: копна такая волос, из-за которой бела дня не видно.
А, пардон, как раз-таки не затуманивает. А другие облака волос, значит, отличаются таким качеством? Иначе из-за чего упоминать эту особенность?]

Где сосны от янтарных слёз утрёт заботливый олень.
[Ну не едят олени смолу! Никто не ест! Придумать же такое… Сам бы попробовал лизнуть «янтарных слез», прежде чем писать.]
Я только там, где ты порой наверх глядишь с надеждою
[Значит, так. Исполнитель, стало быть, где-то наверху. На небесах, что ли? Ну ОК, примем. Кстати, и тут та же история: современные исполнители поют не «наверх», а «на дверь». Так, с их точки зрения, да и с моей тоже, логичнее. Такой вот протест против автора.]
И как ребёнок с детворой ты лепишь бабу снежную.
[А это к чему здесь? Образное мышление предательски подсовывает мне картинку: парень, который лепит бабу снежную и при этом нет-нет да глядит вверх, к изумлению, детворы, которая, заметив это, крутит пальцем у виска…
Да остановись ты, образное мышление, отстань! Тут вообще-то драма! Но это не точно.]

Там нет меня, где пароход в ночи надрывно прогудел,
Где понимает небосвод, что без тебя осиротел.
[Позвольте! Так кто из них на небесах-то? Тот, кто поет, или тот, к кому он обращается? Из предыдущего следовало вообще-то первое! А почему небосвод без него осиротел-то? Потому что он летать перестал, а вместо этого переключился на лепку снежных баб? Час от часу не легче!]
Я только там, где нет меня вокруг тебя невидимый.
[Тут я просто сдаюсь. Даже если где-то тут затерялась запятая, это дела на спасает.]
Ты знаешь, без тебя ни дня нельзя прожить мне, видимо.
[И здесь все дружно рыдают. А в чем проблема-то была? Кто там где и почему, что мешает им сойтись? Загадка…]

Похожие записи:

Понравилось? Поделись ссылкой с друзьями!

А ещё вас может заинтересовать...

Метки: ,

Оставить комментарий


Вы не бот? Докажите! Решите простой пример: *