О сбивании температуры обтиранием

Пятница, Март 1, 2013, 1:45 | Дети, Медицина | 1 659 просм. | Нет комментариев

Расскажу случай одной зверской экзекуции медиками из скорой помощи. Но для начала позволю себе поразглагольстовать о высокой температуре в общем.

Во-первых, для меня является аксиомой, что показатель градусника сам по себе ни о чем не говорит. Важно состояние человека, и именно исходя из него принимается решение, сбивать ему температуру или нет. Нередко дети даже при 39 градусах спокойненько себе играют, как ни  в чем ни бывало – к чему насиловать их печень? С другой стороны, не менее часто уже при 37 градусах человек (особенно взрослый, особенно мужчина) лежит и помирает – так зачем мучиться, не лучше ли облегчить свое состояние?

И еще о необходимости сбивать температуру. Каждый судит прежде всего по себе. Так вот, никогда в жизни я при высокой температуре, даже при 39,  не чувствовала жара! То есть я прекрасно осознавала, что у меня высокая температура, но при этом мне всегда было холодно. Я кутаюсь в несколько одеял, чтобы согреться, меня колотит всю,  если у меня 38-39! Вот так. Сермяжная правда в этом, видимо, есть: дельта температур кожи и окружающего воздуха увеличивается, соответственно, идет охлаждение кожи, что воспринимается как замерзание. И это даже без всякого потения, ибо я очень слабо потею в принципе. Иначе как-нибудь при такой оказии просто задубела бы :D Ни о каком насильственном охлаждении физическими методами тут, естественно, и речи быть не может. Отказываюсь думать, что я какое-то особое творение природы, склоняюсь все же к тому, что вариабельность в данном моменте вряд ли высока. Как вы догадываетесь, я все веду к тому, что сбивать температуру методами, охлаждающими кожу, не нужно вообще ни при каких обстоятельствах.

Тем более, что делается это либо уксусом, либо спиртом. Воды, видите ли, недостаточно, она, видите ли, медленно испаряется. Очень может быть, что ни то, ни другое не успевают впитаться, только я в это не верю: проницаемость обоих настолько высока, что внутрь, как ни крути, попадет. Плюс вдыхание паров, от которого никуда не денешься. Ни коже, ни организму в целом это не полезно, особенно детскому.

Хотя есть способ куда проще, а главное – естественный: выпить теплого чайку, да с медом и лимончиком, или малиной – то есть с чем-нибудь потогонным. Потеющий человек тепло теряет ничуть не слабее того, кого спиртом облили. Еще момент: часто делятся опытом, что в таких случаях ребенка догола раздевают, чтоб остыл быстрее. Опять-таки не вижу смысла: в этом случае пот испарился, и все. А если на человеке тонкая х/б маечка, она пот впитает и дольше будет тело охлаждать.

Кроме того, вот такое теоретическое соображение. Если в центр терморегуляции поступает информация о том, что кожа мерзнет, тот делает вывод, что, грубо говоря, похолодало, и нужно организм срочно спасать от холода. Как? Естественно, повышением выработки тепла! Причем в первую очередь жизненно важных органов, то есть внутренних. И что имеем в итоге? Что испытывающие и без того гипертермические условия органы разогреваются еще больше! За что боролись, на то и напоролись, называется.

Теперь приступаю к самому рассказу. Дело было ночью. Перед самым сном у ребенка резко и внезапно, как у них это бывает, подскочила температура до 38. Ребенок сказал, что хочет спать, и отключился. Мы продолжали мониторить температуру и следить за состоянием ребенка. Температура пошла вверх. И когда показатель термометра добрался до 39 и зашагал дальше, ребенку определенно стало хуже: он стал постанывать, ерзать, беспокоиться.

Приготовили старый добрый сироп парацетамола, который всегда выручал. Но случился облом с самой неожиданной стороны: ребенок ни в какую не желал просыпаться!

А температура тем временем все повышалась. И тут уж все-таки пошли набирать номер «скорой», как этого ни хотелось: нужен был укол. Изумительно и быстро действует димедрол+анальгин, что, собственно, в «скорой» и делают.

Приехали. Ребенка укололи. Ребенок, естественно, проснулся  и заплакал – укол этот болезненный.

И тут фельдшерицы заявляют нам, что укол раньше, чем через 40 минут, не подействует, а меры принимать надо срочно. Нужно, мол, приготовить все для обтирания. Ох, знала бы я, что они этим словом называют!

Попросили водки. Посмотрели на нас, как на ненормальных, когда услышали, что водки дома отродясь не водится, и достали медицинский спирт. Он был разведен в тарелке, после чего нам сказали, что надо принести большое полотенце и пару толстых журналов, а также серьезно подготовиться к предстоящему процессу, ибо процедура неприятная. Эти слова меня сразу встревожили – с чего это вдруг неприятная?!

А с того. Ребенка посадили мне на колени, подстелив полотенце. И щедро облили его разведенным спиртом – настолько щедро, что и моя одежда после завершения экзекуции была насквозь мокрая. При этом спирт ребенку в кожу энергично втирали круговыми движениями. А затем началось самое страшное. Ребенка стали интенсивно обмахивать двумя большими журналами! Дитё посинело, покрылось гусиной кожей, начало прижиматься ко мне и кричать: «Мама, не надо больше! Мама, пойдем спать!» Мне, однако, обнимать дитя не давали, отдирая нас друг от друга и крича: «Не прижимайте к себе! Ребенку жарко!» Ребенок, однако, так не считал и мертвой хваткой вцепился в маму, материнский инстинкт слушаться тоже отказывался.  Спасло нас всех от нервного срыва, а фельдшериц – от выставления за дверь только то, что спирт испарился очень быстро. Я схватила рыдающего ребенка на руки, пулей умчалась в другую комнату и уложила в постельку, обняв крепко, не обращая внимания на крики фельдшериц мне вслед: «Стойте! Куда! Нужно повторить процедуру!!!»

Вот такая у нас официальная медицина. Я даже не говорю о том, что своими садистскими методами они весь эффект механического охлаждения практически свели к нулю, заставив ребенка орать, причем долго, – это само по себе температуру повышает неслабо и ухудшает состояние больного организма в целом. Не говорю уже о том, что это вам не обтирание губочкой, о котором везде говорят, а – слов нет просто.

В заключение должна сделать одно признание. Муж изначально был против «скорой» именно потому, что в детстве он через все это здесь проходил. А я отказалась поверить в то, что  с тех пор ничего не изменилось. Тем более, что там, где я жила раньше, слыхом не слыхивала ни про какие обтирания – нам делали а таких случаях только вышеуказанный укол, который даже по документации действует не через 40, а в течение 15 минут. И все было тип-топ. А тут ТАКОЕ!

А нужно всего-то навсего ничего: вы самого человечка спросите, как он себя чувствует, когда его охлаждать начинают при температуре. Годовалый ничего не скажет, но даже он найдет способ просигналить, лучше ему так или хуже. Не говоря уже о более старших детях. Человек на первом месте, а не знания физики, применяемые механистически.

Похожие записи:

Понравилось? Поделись ссылкой с друзьями!

Метки: , ,

Оставить комментарий


2 × восемь =